March 21st, 2015

Воспоминания Гейнца Гудериана


Наткнулся на следующее:
"Пока продолжались эти зимние бои, мы должны были ещё и решать проблему снабжения продовольствием родины, армии и местного гражданского населения. 1941 год был урожайным, и зерна, из которого можно испечь хлеб, было предостаточно. В скоте недостатка тоже не было. Из-за отвратительного железнодорожного сообщения в Германию из зоны 2-й танковой армии удалось выслать очень немного провизии. А нам хватало и на нужды войск, и на нужды гражданского населения русских городов, наибольшую важность из которых имел Орёл. Продуктов должно было хватить до 31 марта 1942-го, их распределение было возложено на русскую администрацию. По стенам были расклеены плакаты, чтобы население знало о том, что продукты для него имеются, и не беспокоилось. В плодородном Черноземье русские построили огромные элеваторы, где хранился золотой урожай. Некоторые из них при отступлении были разрушены русскими, но далеко не все, и даже если к моменту нашего появления элеватор горел, то часть его содержимого удавалось спасти, чтобы хоть местным раздать, на худой конец.

В Орле снова заработали некоторые заводы, которые русские не успели эвакуировать. Они обеспечивали армию продукцией, а рабочих — работой и хлебом. В частности, вновь открылись завод жестяных изделий и обувная фабрика, где делали кожаную и войлочную обувь. Отношение к нам местного населения хорошо показывают слова одного старого царского генерала, которого я встретил тогда в Орле. Он сказал: «Если б вы пришли двадцать лет назад, мы бы приняли вас с распростертыми объятиями. А теперь мы только-только встали на ноги, как являетесь вы и отбрасываете нас снова на двадцать лет назад. Теперь нам всё сначала начинать. Сейчас мы все сражаемся за Россию, и в этом мы едины»".

"Полевой штаб мы устроили в Ясной Поляне, в поместье графа Толстого, и я прибыл туда 2 декабря. Ясная Поляна находилась непосредственно за штабом пехотного полка «Великая Германия», в шести километрах к югу от Тулы. В поместье было два пригодных для жилья дома, «замок» и «музей», выполненных в стиле загородной усадьбы конца XIX века; кроме них, было много хозяйственных построек. Я приказал оставить «замок» в полном распоряжении семьи Толстых. Мы расквартировались в «музее». Мебель и книги семейства Толстых были собраны в двух комнатах, а комнаты эти — заперты. Мы же удовольствовались простой мебелью, которую сами сколотили из досок. Дом отапливался печами, дрова для которых мы нарубили в ближайшем лесу. Не было сожжено ни единой планки мебели, ни единой бумажки. Все послевоенные заявления русских — это их фантазия. Я побывал на могиле Толстого. За ней хорошо ухаживали. Ни один немецкий солдат не тронул её. Так всё и оставалось, пока мы не эвакуировались из поместья. К сожалению, все годы ненависти, последовавшие за войной, русская пропаганда, не колеблясь, лгала о нашем варварстве. Но ещё остаётся достаточно живых свидетелей, чтобы подтвердить мои слова. Правдой является и то, что русские основательно заминировали подходы к могиле своего великого писателя".
promo lordstrogg november 8, 2017 11:38 18
Buy for 500 tokens
Наконец-то я добрался до блога, и снова готов рассказать несколько историй. Поехали! Итак, девочка Л., 23 y.o. Место обитания: Купчино. Специальность: геология. Место обучения: Горный -> СПбГУ Договорились встретиться в сентябрьскую пятницу в центре. Прикладываю переписку: Я: Завтра в силе…